Bregvadze_02.jpg (19447 bytes)

schild_biogr.jpg (10236 bytes) Bregvadze_01.jpg (19620 bytes)


     Брегвадзе Борис Яковлевич (р. 19.03.1926), артист, педагог, балетмейстер;
     лауреат Международного фестиваля демократич. молодёжи и студентов (Берлин, 1951, 1-я премия), 
     лауреат Гос.премии СССР (1951),
     засл.арт.РСФСР (1954),
     Нар. арт. России (1957),
     профессор, зав.кафедрой хореографии Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств,
     Лауреат приза журнала "Балет" - "Душа танца" 2004 года в категории "Учитель".

   Первоначальное балетное образование получил в Саратовском театральном училище, затем окончил студию  Саратовского театра оперы и балета ( 1944 ).
   В 1942-46 в Саратовском театре исполнил ряд ведущих партий классического и характерного репертуара: Вацлав, Царевич, Гений вод(Конёк-Горбунок), испанск.танец ("Лебединое озеро"), Половчанин ("Половецкие пляски"), испанск.т-ц из оперы "Кармен".

   Первый исполнитель партии Базиля - Дон Кихот, 1946, балетм. Ю.Н.Рейнке.
   В 1946-47 учился в классе усовершенствования ЛХУ (педагог Шавров, Б.В.).
   В 1947 - 67 в Театре им. Кирова,  первый исполнитель партий:
      - Андрей ("Татьяна", 1947, балетм.   Бурмейстер, В.П.);
      - Сандро ("Родные поля", 1953, балетм. Андреев, А.Л., Стуколкина, Н.М.);
      - Звездич ("Маскарад", 1960, балетм. Фенстер, Б.А.)
      - 1-й вальс "Новеллы любви", балетм. Якобсон, Л.В.)
      - Лукас ("Треуголка" в оперной студии Лен. консерватории)

      Ведущий классич. танцовщик, исполнитель разнообразного классического и современного репертуара, Брегвадзе привлекал самых разных балетмейстеров. Отличительные черты Брегвадзе-танцовщика -- великолепное владение дуэтным танцем, живое общение с партнершей, умение создавать сценический ансамбль. Его искусство противостояло развивающейся тенденции мужского эгоцентризма в балете. Жизнерадостность и упоение танцем делали его искрометным Базилем и выразительным Эспадой ("Дон Кихот").
   Актерская одарённость, чувство пластики, органичность сценического существования обеспечили Брегвадзе успех в таких разных партиях, как Ромео и Меркуцио ("Ромео и Джульетта" балетм. Лавровский),  Евгений ("Медный всадник"), Ферхад ("Легенда о любви" балетм. Григорович), Ленни ("Тропою грома" балетм. К.Сергеев) и Спартак ("Спартак" балетм. Л.Якобсон), Принц ("Золушка" балетм. К.Сергеев), Ма Ли Чен ("Красный мак" балетм. Захаров), Али-Батыр ("Шурале" балетм. Л.Якобсон), Отелло ("Отелло" балетм. В.Чабукиани), Армен ("Гаяне" балетм. Н.Анисимова"), Амун ("Египетские ночи"), Актеон ("Эсмеральда" балетм. А.Ваганова); партии в хореографических миниатюрах "Охотник и Птица", "Слепая", "Венский вальс", Вакх.
     Наиболее удавались Брегвадзе роли лирико-драматического плана. Здесь полнее всего выявлялись эмоциональная наполненность, сочность актёрских красок, мужественность, человечность, и простота исполнительского искусства Брегвадзе. Таким были его Солор ("Баядерка") и Фрондосо ("Лауренсия"). Неослабевающая любовь зрителей сопровождала Брегвадзе в каждой роли.

   Снимался в кинофильме - концерте "Хореографические миниатюры" (1960, миниатюра "Венский вальс")
   С 1962 года преподаватель классич. танца в ЛХУ им.Вагановой.
   С 1964 года зав.кафедрой хореографии Ленингр.института культуры,
(теперь Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств) (с 1984 г. - профессор)

   Ведёт постановочную деятельность за рубежом.
   В Пражском  нац.театре в 1974 возобновил "Вечер балета" ("Пахита", акт "Тени" из "Баядерки", Па-де-катр из "Коппелии", Па-де-де из "Корсара". Поставил "Дон Кихот" (1986), "Спящая красавица (1990); поставил танцы для телеоперы "Евгений Онегин"(1988, Пражск.ТВ)
   Преподавал в Венгерском оперном театре (1979-80), студии балете Праги (1970, Пражском нац.театре (1974,1985,1986,1990), оперном театре в Хельсинки (1981)

   Соч.:Воспитать человека.(беседа Б.Я.Брегвадзе с И.В.Ступниковым) "СБ", 1984 №3; 
           В гостях у Терпсихоры, "Т.В-Р.", 1987, №9,
           
   Лит.: "Б.Брегвадзе".    Рулева, А., , Л.-М., 1965;  
             Борис Брегвадзе. Лопухов Ф.,  "Сов.Балет" 1986, №5;
             Радостный творческий труд. Т.Вечеслова, За сов.искусство, 1949, №8;
             Борис Брегвадзе. В Чистякова - Театр, Ленинград 1959, №9;
             Б.Брегвадзе в партии Ленни. Львов-Анохин, Театральн.жизнь 1959, №10;
             Сверкая молниями. В.Прохорова, Театральн..жизнь  1962, №17;
             Б.Брегвадзе в балете "Египетские ночи". Тетральн.Лениград, 1963, №3;

   А.А.Соколов-Каминский (необходимые корректуры произведены автором сайта)

 

***

    By Arkady Sokolov-Kaminsky

     Boris Yakovlevich Bregvadze's performances attracted. They prematurely chafed the soul and they evoked a festive atmosphere. It was impossible to miss them. Otherwise, the feeling of disappointing loss persistently haunted and reproached one. With his entrance the action lit up With heartfelt tenderness, and the most unbelievable situations in ballet scenes found in his presentation naturalness and the utmost conviction of feeling.
     Bregvadze, as no one else, knew how to wholeheartedly love on the stage, furthermore courteously giving way to the primacy and success of his partner. In this way, he undoubtedly won: in the memoirs of his audience he remained the last knight due to the echo of the noble ballet epoch, when the cult of "wonderful ladies" defined not only manner of behavior, but also the style of dancing in a duet and even the particular composition of dance forms. The line of famous hero-lovers of St.Petersburg ballet including his teacher B.V.Shavrov broke with Bregvadze.

      Bregvadze, a master of dancing in a duet and of unlimited lyricism obviously had a propensity for dramatic foundation. And the heroic qualities in him were artistically realized. If one adds to that a genuine stage temperament, then it would have been possible to confidently put all the best ballet repertoire of that time into the possession of this dancer. And Bregvadze actually thrived in that repertoire.
     He reigned in Don Quixote, Laurencia and La Bayadere. Character and genre traits were undeniably close to him. The diversified and ostentatious
St. Petersburg public proclaimed him to be an idol. Buf feeling his plasticity, the expressiveness of his entire body added art astringent charm to his masculine heroes: Spartacus, Ali-Batyr, Othello.    
      Lyricism and heroic emotions enriched his roles, his varying creations having concealed his potential to explode with emotion. Chabukiani's obsession is remembered, but Bregvadze came by this obsession in more diverse, subtle ways.
      For Bregvadze, dance was instinctive and natural. He never pursued records for virtuosity, nor did he chain himself to the fetters of deliberate academism. He lived in dance. God, how that is happiness!
    An outstanding, glorious dancer. As is all that is genuine in art, he can be replaced by no one. One, singularly. And the last...

Can he really be the last?!